> Поблагодарить опасную преступницу



Слушай, мы… Мне кажется, мы начали с тобой немного не с той ноги.
И если нам теперь придётся с тобой работать сообща, то не лишним будет, наверное, соблюдать какие-нибудь… базовые правила… кхм… приличия. И как-то так получается, что я тебя как следует не отблагодарил за спасение, так что…



Спасибо. Нет, серьёзно, огромное спасибо. Я знаю очень мало людей, которые бы ради спасения моей шкуры пошли один-на-один против злого и голодного костохвата. И уж абсолютно точно не знаю никого, кто бы даже подумал о таком после того, как я связал их, бросил на растерзание бандитам и обвинил в убийстве. Убийстве, которого они… возможно не совершали.


Да-да, я всё знаю про «невиновен, пока не доказано обратное», хоть что-то я всё-таки ещё помню из курса Академии. Но знаешь… в реальности всё совсем не так как в Академии. Или даже как в Кодексе. Гвардеец должен принимать очень важные решения очень быстро и с самого начала смириться с мыслью о том, что некоторые из этих решений будут полной лажей. А когда лажает гвардеец, страдают люди. Этому меня научил уже мой капитан, когда я поступил на службу. Уж он-то понюхал сажи за свою жизнь. Сам-то я не особенно, но просто… Просто я знаю, что если ошибусь на твой счёт, то каждая следующая жертва «Кровавой Колли» будет и на мне тоже. Понимаешь?


Но если на секунду забыть всё, что о тебе пишут таблоиды… ты совершенно точно не создаёшь у меня впечатление холоднокровного головореза. Ты выглядишь как кто-то, кто нуждается в помощи! А зачем ещё к чертям нужны рейнджеры, как не помогать попавшим в беду, верно, Коллид…


…Коллидора?




Лирой, милый. Скажи мне, пожалуйста, если тебя это не затруднит…


ЧТО ЭТО ЗА МЕРЗКАЯ ДЕВИЦА?!


О, нет.


О нет, только не сейчас…

> Честно ответить на вопрос

> Многозначительно смотреть друг на друга


Рекорд продолжительности вашего зрительного контакта пока не превышает отметки в пару секунд. Несмотря на только что в деталях пересказанную историю жизни, между вами и подозреваемой остаётся зияющий каньон недоверия с протекающей вдоль него рекой неловкости. Вы находите себя в незавидном эмоционально-географическом рельефе.

> Поблагодарить опасную преступницу

> Проявить бдительность


Уже пробовали, и не один раз. Как оказалось, проявлять бдительность не особенно помогает, когда речь идёт о ситуации, потенциальную опасность которой вы и так целиком осознаёте. Ваши старые методы не работают. Ваши старые методы не работают, потому что вы — бумагомарака с красивым титулом. У вас никогда и не было методов, которые бы работали в таких случаях. Вы не знаете, говорит ли Коллидора правду. Или только думает, что говорит правду. Или всё ещё очень изобретательно и странно лжёт вам в лицо. Ещё вчера у вас было чёткое представление о том, как пройдут ваши следующие день, неделя и месяц, а теперь у вас нет ни скакуна, ни меча, ни припасов, и что самое главное — ни малейших теорий о том, что случится даже в следующий час.

Вам нужно начать с чистого листа. С того, что знаете наверняка.
Например, можно начать с того, что вы обязаны этой нескладной девчушке своей жизнью.

> Многозначительно смотреть друг на друга

> Затребовать объяснений


Рано или поздно вам надоедает слушать шелест лесной подстилки под сапогами, и вы максимально деликатно намекаете, что сейчас вам, вроде бы, больше некуда спешить и было бы неплохо послушать ту самую «долгую историю», по которой выходит, что Коллидора никого не убивала, а розмар с поклажей потерялись сами по себе.


Реймонд начинает пересказывать свою версию событий, и вы делаете осознанное, но совершенно безуспешное усилие следить за запутанным хронологическим ходом повествования. В истории то и дело опускаются важные моменты, расписываются до мелочей тривиальные детали, а иногда появляются и вовсе бесстыдные противоречия. Иногда рассказчица замолкает на полуслове, впадая в забывчивый ступор, и тогда понять что происходит становится практически невозможно. Не поняв большинства тонкостей, вы тешите себя допущением, что условно уловили общую суть.

Амнезия. Побег из Алой Башни. Сестра-близнец. Почему она всё-таки её ненавидит? И что ещё за драка на Чародеевых Перстах? Во всём этом нет ни единого зерна здравого смысла. Ни единого. Ферма здравого смысла закрылась, потому что не может прокормить даже одной самой маленькой гипотетической курицы. Единственным спасительным качеством этого алиби является то, что нарочно такую ахинею выдумать действительно сложно. А если и выдумать, то точно не выдавать как сильную сторону защиты своей невиновности.

> Проявить бдительность

> Продолжить путешествие


Узкая просека неспешно уводит вас на юг от зубастой угрозы. Плотный частокол деревьев мелькает перед глазами, но за несколько часов пути пейзаж практически не меняется. Утренней туман постепенно рассеялся, и в голубом небе снова проявился яркий диск осеннего солнца, чьи и без того потерявшие тепло лучи рассеиваются в смыкающихся кронах. Пёстрая листва неустанно валится на головы и забивается в складки одежды. Вам всегда была чужда та поэтическая магия, которую многие склонны ассоциировать с этим временем года. Вы бы не задумываясь обменяли этот цветастый кошмар на худший из летних деньков. Возможно, это выдаёт в вас недостаточно тонкую натуру. А может быть все остальные просто рехнулись.

> Затребовать объяснений

> Уйти подальше от обрыва


Да, — отвечаете вы, слегка спотыкаясь. — К-кхм, да, конечно…

> Продолжить путешествие

> Сплясать победный танец


Соблюдая необходимые для продолжения условности, теперь вы — Лирой Зигизмунд Чуннегуд.
И вы такой один-единственный во всём белом свете.

Считая контекст ситуации донельзя подходящим, вы не мешкая пускаетесь во вдохновенный пляс. На втором же такте Коллидора останавливает вас осуждающим взглядом, в котором читаются одновременно шок, отчаяние и мимолётная нотка сожаления о только что проделанной операции.


Может быть мы…

> Уйти подальше от обрыва